Рубанов А. Хлорофилия : роман. – М. : АСТ ; Астрель, 2010

Александр КОШАРА
Путь фантазии

Рубанов А. Хлорофилия : роман. – М. : АСТ ; Астрель, 2010.

Андрей Рубанов прославился первым же романом. Суровая автобиографическая история «Сажайте, и вырастет», написанная внешне безыскусно, но уверенной рукой, была переиздана питерским «Лимбусом» (до того автор, помыкавшись по издательствам, выпустил книгу за свой счёт), замечена жюри премии «Национальный бестселлер» и включена в лонг-лист. Автор не проснулся знаменитым, но удостоился благосклонного внимания авторитетных критиков. Живая иллюстрация на тему «пишите хорошо, и вас заметят». Однако скоро иллюстрация стала туск­неть. Удачный первый роман – дело обыкновенное, а ты попробуй второй написать! Времена не те, когда идею можно вынашивать пять лет – книги надо ковать, пока читатель не забыл твоё имя, пока издателю не надо морщить лоб, вспоминая, кто ты такой и чем славен, пока злобные конкуренты не заняли твою нишу. И Рубанов пошёл ковать. Раз – роман, два – роман. Каждый вовсю эксплуатировал однажды найденное, и недалёк был тот момент, когда последняя горсть живительного порошка не сможет вдохнуть жизнь в новое изделие, с глухим стуком упавшее с конвейера. К чести писателя, он этого момента ждать не стал. И свернул резко в сторону. Куда? Туда же, куда устремились в своё время Слаповский и Толстая, Славникова и Рубина, Елизаров и Петрушевская, Волос и Крусанов, Проханов и Курчаткин, и многие прочие реалисты, уставшие писать о рефлексиях интеллигента в эпоху перемен, забросившие свои хаотичные батальные полотна и камерные этюды. То есть в фантастику. В отличие от некоторых, Рубанов не собирался прививать аборигенам культуру, и не жульничал, выдавая мышиный помёт за жемчуг. Он просто написал честную, пусть и не слишком оригинальную антиутопию, спроецировав в близкое будущее многие сегодняшние тенденции и страхи. Так, Китай, сейчас лишь исподлобья поглядывающий на запущенную и безлюдную Сибирь, оказался её полновластным хозяином, Москва, словно пылесос, всосала в себя всё население России, а богатые и важничающие гедонисты превращаются в растения. Едва ли не единственное фантастическое допущение – произрастающая только в Москве гигантская трава, которая и еда, и питьё, и наркотик, и источник благоденствия наряду с китайскими деньгами. В финале оба источника одновременно иссякают, привычный нескольким поколениям миропорядок рушится в тартарары, и ничего хорошего ни для страны, ни для главных героев Рубанов не обещает. Андрей Рубанов пока не стал мэтром. Он просто рассказывает интересные истории, а не выдумывает грандиозные и блистательно-холодные конструкции вроде той, что создал Андрей Лазарчук в «Аборигене». Но это не отменяет ни сюжетных сбоев, ни скомканного финала (ощущение, что писатель вдруг усмотрел вариант для последующего продолжения и торопливо вычеркнул несколько важных эпизодов), ни монотонности диалогов, ни предсказуемости сюжетных ходов. Получилось так, что путь, каким писатель пришёл к созданию научно-фантастического романа, автору отзыва представляется более интересным, чем сам роман.

Жлобин, Гомельская обл.
№47(№2, 2010)
Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 6 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484103