Рыбаков Вячеслав. Звезда Полынь. – М.:Эксмо, 2007. Сергей Синякин. Марсианская роза. – Волгоград: Издатель, 2008.

– Национальную идею надо, как можно скорее! – этот вопль политиков всех мастей конца 90-х приутих.

Почему? Что за странности? Неужто Россия примирилась с положением второсортной державы? Неужто место национальной идеи заняли национальные проекты? Они, что ли, по мнению власть имущих, способны сплотить общество? (Между тем эти «проекты» – не более чем нормальная работа правительства, и выдать ее за что-то экстраординарное можно было лишь после полутора десятилетий полного бездействия властей предержащих. Народ, естественно, воспрянул: хоть что-то делают! Уря!)

А вот что делать педагогам? Национального проекта по идеологии нету и не предвидится, скорей всего. (А то себе дороже выйдет, если признать, что строим мы некую ухудшенную модель американского общества.) Физика, химия и математика не имеют классовой окраски – это даже Богданов-Малиновский признавал. А вот гуманитарные науки… Чему учить? То-то столько копий сломано по поводу учебников по истории и литературе для средней школы – причем с самых противоположных позиций… То-то выпускники философских факультетов не выносят из университетов ничего, кроме дикой мешанины в голове – ибо основы нету, а есть эклектика… То-то экономика в стране сведена к бухгалтерии… Страна вопит: дайте нам идеологию! Ведь противостояние (якобы) с Америкой за идеологию не сойдет даже после пятого стакана водки…

А дать нечего.

Давайте посмотрим трезво, окинем, так сказать, политический горизонт пристальным взглядом.

Ну, что пути назад не будет – это ясно уже всем, за исключением журналистов «Бумбараша» и «Мысли». А с другой стороны – какая идеология может быть в буржуазном обществе? В корпоративном государстве (это тема отдельная и в рамки данной статьи не вмещается, но мы к ней еще вернемся. Когда-нибудь). Так какая?

Только буржуазная. При этом, поскольку олигархов у нас в России все-таки существенно меньше, чем нищих, средний же класс в большинстве своем составляют бывшие «быки» и «братки» – идеология может быть лишь мелкобуржуазной. Только ведь она не стала менее пошлой из-за краха марксизма, по меткому замечанию Пелевина. Хорошо, что в последнее время стала хотя бы не такой восторженной…

Ну, нельзя строить идеал общества на кадаврах профессора Выбегаллы!

Пирожными при отсутствии хлеба не наешься. Особенно если они вылеплены из говна.

История учит тому, что никогда и никого она ничему не учит. Это уже общее место.

Литература учит тому, что учит она чему угодно, только не тому, что задумывал автор.

Вячеслав Рыбаков – совок.

Сергей Синякин – совок.

Как и Евгений Лукин, чьи книги мы здесь не рецензируем, но не упомянуть ведущего фантаста Волгограда (и России) в номере журнала, посвященном волгоградской фантастике – нельзя.

Как и Дмитрий Быков (впрочем, к разговору о нем я не готов).

Автор, будучи совком и сам, теперь хочет оборвать возмущение читателя, приведя цитату из любимого своего и непостижимого совка Виктора Пелевина: «Совок – вовсе не советский или постсоветский феномен. Это попросту человек, который не принимает борьбу за деньги или социальный статус как цель жизни».

(К сведению читателей: я в этой статье обращаюсь к творчеству только первоклассных писателей – и, естественно, только тех, за чьим творчеством имею возможность следить).

А почему «совок против постмодернизма»? При чем тут литературный термин, коль речь идет о политике?

А общество наше (и «продвинутое» западное – тоже в полной мере) и есть самое постмодернистское.

Не верите? Напрасно.

Оно центонно. Оно цитатно (набор цитат меняется, но вся политика России строится именно на цитатах – причем дико, сверхэклектически перемешанных). Сюжеты его миллиарды раз обыграны как на Западе, так и на Востоке. И политику его – и внутреннюю, и внешнюю – нельзя воспринимать всерьез (нет, ну вспомните хотя бы «бросок» российского батальона в центр Косова… А? Более идиотского жеста со стороны России быть не могло. И ни к чему ведь не привело… Или совсем свежий пример – аграрный «приоритетный проект». Набрали селяне кредитов на развитие подворья, закупили свинок – как наиболее быстрорастущих животных, чтобы оборот средств ускорить, – а правительство тут же увеличивает квоту на импорт свинины в Россию, и цены, естественно, падают… Весело на душе, радостно на душе! Где взять деньги на погашение кредита? А строительство центра сердечно-сосудистой хирургии в Астрахани, – при том, что волгоградский кардиоцентр не загружен и на треть – из-за отсутствия финансирования…). Сплошной стеб, братцы! Сорокин от зависти на стенку лезет!

 

Совок Рыбаков начинал с «Гравилета «Цесаревич». Так сказать, «Россия, которую мы потеряли». Я и в начале 90-х не разделял рыбаковских восторгов по поводу потерянной монархии, однако литература была, что говорить, высшего класса по любым критериям. Кроме опять же постмодернистских.

Потом Рыбаков (он же Хольм ван Зайчик) стал строить идеал российского государства, используя альтернативную историю. Его Ордусь по замыслу писателя хороша для всех, за исключением экстремистов. Литература тоже была хороша, – в такой стране хотелось жить. Только вот почему-то каждая книга из этого цикла посвящена самой злободневной на тот момент проблеме Российской Федерации (напомню хотя бы «Дело о незалежных дервишах»)…

А «В следующем году в Москве» – вообще голая публицистика.

Человек кричит: нельзя так больше! Погибнем ни за грош! Погубим великую страну!

Вопли сии объясняются, как я вскоре сообразил, одним существенным фактом: Вячеслав Рыбаков понял две вещи. Первая из них такова: мы потеряли не царскую Россию, а советскую. При всех недостатках советской власти социализм есть прекрасная идея. Исполнение было не очень, особенно после Сталина (режьте меня, либералы и бывшие диссиденты! «Режьте, братцы, режьте!». Впрочем, следующая строка у Марка Твена звучит так: «Режьте осторожней!». Настоятельно советую).

А вторая… Думаю, что все ж таки Рыбакову стало ясно, что Ордусь – не более чем… США. А что? Все конфессии равны, буржуев – хоть жопой ешь, но при этом нет голодных, никакая иная страна и думать не смеет о соперничестве… Ну, единственно, что монархия, так ведь принцесса типа Турандот очень хочет выйти замуж за одного из героев, отнюдь не аристократа, и, наверное, таки выйдет…Сам-то Рыбаков понял, что он наворотил? Не он ли сам в гробу сейчас такие идеалы видал?

И вот – «Звезда Полынь». В принципе – вопль отчаяния.

Идея найдена. Национальная то есть.

Освоение космоса.

(Я лично – «за».)

Хоть и сформулирована она подростком, успевшим уже наворотить за свою недлинную жизнь делов. (А как не наворотить, если душа болит за гибнущую страну – опять же не имеющей идеологии!) Заметьте, именно за него-то, за этого подростка, душа у Рыбакова и болит…

«– Кто-то, скажем, какую-нибудь занюханную долинку между гор двадцать лет делит и поделить не может. А предложить им по целой планете – не Луну дохлую, конечно, и не Марс… А настоящие, полноценные планеты. Они называются землеподобными, ты, наверное, знаешь. Вот тогда станет видно, кто чего стоит. Кто способен жить сам, тот и будет. А кто потянется вслед за теми, от кого якобы хотел избавиться, кого крыл на весь свет… Стало быть, и вправду паразит. Момент истины, понимаешь».

Хотя сами-то инициаторы нового прорыва России в космос скрывают свои планы и достижения не только от посторонних разведок (за исключением одной), но и от собственного правительства.

(И правильно. Я бы тоже скрывал.)

А не скрывают – от Китая… Выявив китайского шпиона (настоящего патриота России, между прочим), охотно идут с ним на контакт.

Дальше ехать, понятно, некуда. Если Рыбаков не хочет, чтобы его обвинили не только в антилиберализме, политнекорректности, антисемитизме, но и антигосударственности – надо переходить на голимую публицистику. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность отвечать на обвинения.

Что он, собственно, сейчас и делает. Великолепный стилист, отличный знаток характеров, мастер построения фабулы и воплощения ее в сюжете – сбивается на публицистику постоянно. Особенно в последних книгах. А жаль…

Итак, Рыбаков полностью отрицает нынешнюю историю России, какую-либо перспективу для страны в нынешнем русле – и ищет иных путей.

«Некропатриот» (по его собственному определению) Е. Лукин доводит до абсурда все нынешние тенденции внешней и внутренней политики (особенно это заметно в его «баклужинской» серии, вплоть до последней повести «Лечиться будем»). Тем не менее Евгений видит и все возможные беды, которые несет какая бы то ни была идеология…

Ну, тут иной, на мой взгляд, разговор. (Вернее – скороговорка, в рамках данной статьи.)

Евгению дышалось куда легче, когда на него писали доносы и отрицательные рецензии, когда правила цензура (в принципе – всегда литературе полезная), и вообще – бабы были моложе. Скажи ему, что он тоскует по андеграунду, вообще по советской.власти – возмутится ведь! А по моему глубокому убеждению – именно так дело и обстоит. Ибо от современности его мутит. А сравнивать, хотя бы подспудно, кроме как с совком – не с чем.

Пелевину легче – у него своя Внутренняя Монголия, а вся нынешняя масс-культура для него не более, чем мардонг. Причем с самого начала мардонгом и задуманный. «Я» для него – навозный шар, пока не требует поэта и пр. Ну, его-то всегда требует… А как быть нам, простым совкам, не имеющим творческих способностей, тем более пелевинских (рыбаковских, лукинских, синякинских) масштабов? Вопрос риторический. М-да…

«Марсианская роза» С. Синякина вся посвящена Марсу – впрочем, нет, не вся. «Яркан звездного паука» – история, произошедшая отнюдь не в Солнечной системе. Но – в основном.

Не буду разбирать каждое произведение отдельно, тем более что о некоторых из них я уже писал. Скажу только, что Синякин нынешнюю действительность попросту игнорирует.

Нет ее и не было.

И не могло быть.

В этом смысле Сергей Синякин – прямой и не скрывающий этого факта наследник ранних Стругацких – времен «Стажеров» и, возможно, «Попытки к бегству» (это я про «Яркан», хотя параллель весьма натянута). Не говоря уж о том, что «Звери у двери» – попросту продолжение «Стажеров» сюжетно и стилистически.

Вот такие разные авторы.

Вот такая у них одинаковая позиция. От которой идут самые разнообразные ответвления, в зависимости от направленности творчества, характера, склада ума каждого.

Такой вот совок.

Что же касается постмодернизма – включите радио или телевизор. Читать не надо…

(В качестве постскриптума добавлю, что прошу прощения у Сергея Синякина за то, что его последний сборник послужил лишь поводом к моим размышлениям. Чего там, Серега, извини…)

Ю. Астров, № 39 (№2, 2008г.)

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 23 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484424