Петрова Е. Лейна. – М. : Армада : Альфа-книга, 2008

ГалинаСМИРЕНСКАЯ
«И всезасмеялись…»

Петрова Е. Лейна. – М. : Армада : Альфа-книга, 2008. – 472 с. – (Юмористическая фэнтези).

Ей-богу, я не собиралась публиковать эту рецензию. Но налетев на кричащую рекламу в книжном магазине (что-то вроде «Лейна-2» – это то, что все так ждали!»), решила-таки прояснить читателям «Шалтая» суть первой части феномена.Я не осилила «Лейну» – она меня осилила. Но я честно прочла почти половину, по которой делаю выводы. Читается текст тяжело; так далеко удалось зайти лишь с принятием противоядия в виде 1-й части «Понедельника...» и рассказов Дяченок.Это фэнтези – не потому, что в ней действуют эльфы, гномы и демоны, а потому что действуют они фантастически неестественно. В тексте фигурируют какие-то слабо мотивированные призрачные сущности, которым автор не дает раскрыться: их мысли и чувства укладываются в два-три предложения, зато мелкий бабский быт, трёп и самолюбование героини размазаны тонким слоем повсюду. Эгоцентризм (иначе ЧВС) в тяжелейшей форме.Язык произведения бедный и большей частью состоит из молодежного сленга, скрещенного с канцеляритом. Как внедрились устойчивые оборотики в тощую почву мозга авторши, так и прорастают везде, как сорняки: тело рассказчицы не иначе, как «тушка» (скромность обуяла), другие характеристики походки и движений, кроме «плавно», неизвестны (возникает на протяжении всего прочитанного, в одной сценке четырежды персонажи идут «плавно», «плавным движением», через пару страниц в пятый раз «плавным движением» перемещается уже демон-конь), а фразу «ты необычная девушка» через десяток повторов ненавидит не только героиня, но и читатель. Сцена первой встречи Лейны с эльфом пересказана дважды: один раз героиней, второй – эльфом, причем дословно и без необходимости, так как их точки зрения и выражения неотличимы. Так что красноречием и избытком фантазии авторша Лейны не страдает. Зато прилагательных у нее много! И она их пишет, и пишет, и пишет... грузит читательское восприятие. Вот кто сказал девушке, что совсем не нужный для сюжета секундный персонаж надо обрисовать в таких прилагательных подробностях: «Его печальный напарник с вислыми усами и чуть погнутой пикой сидел в тени частокола и пытался чистить ногти кончиком кинжала»? Добро бы дальше эта пика мимо пролетела или печаль была бы причиной какого-то сюжетного поворота! Так нет же. Авторша натужно выжимает смех из читателя. Правда, хохот персонажей звучит гораздо чаще, чем мой, и раздражает, как звуковая подсказка за кадром в ситкомах: так и читаешь между строк: «Видите, вот я пошутила, смейтесь, ну, живо!» Шуточки вмонтированы и в диалоги, и в речь героини-повествовательницы, для чего, кроме прочего, Петрова часто вставляет речевую ошибку типа «...отвязались от несговорчивой меня». На фоне примечательно ошибочной пунктуации (в т.ч. запятые между подлежащим и сказуемым в простом неосложненном предложении – последние лет пять верный симптом малограмотности автора и тотального отсутствия корректора или редактора) это выглядит еще одним признаком языкового безвкусия и невежества автора. Герои ошеломляют. Стереотипность фэнтезийных рас, типажей и функций оставлю на обремененной совести Е. Петровой. Скажу о характере и поведении. Стервозность, которой бахвалится Лейна (вкупе с заявленными ею «дружелюбием, доверчивостью и легкостью в общении»), производит потрясающее комическое впечатление: все ждешь, когда она проявится, а вместо этого получаешь наивное подростковое фанфаронство (постоянно «ледяной взгляд», «ледяной голос», нахальное запугивание) и гомерически скучное остроумие оборзевшего от безнаказанности щеночка.Безнаказанность и наглость – от того, что мужчины, встречающиеся героине, сконструированы специально для этого текста. У них кастрирована большая часть мужских качеств (не органов, которыми они регулярно покушаются на радостно отбивающуюся Лейну): сила духа, ум, гордость, опыт, самолюбие, уверенность и пр. Ни один взрослый мужчина не снесет мелких унижений и прямых угроз, которыми переполнены сцены «легкого, дружелюбного» общения. Фантастично, что никто из них не отпарировал ее грозную похвальбу чем-то типа «А я хомячков не боюсь» или не потребовал «ответить за слова». Создается впечатление, что авторша в тексте отыгрывается на придуманных героях за пренебрежение реальных мужчин (компенсаторная функция литературы налицо). Даже столетние эльфы ведут себя, как мальчики в компании рано созревшей ровесницы: конфузятся, немеют, теряются, хлопают глазами и уступают ее невоспитанности. А Лейна – уж не знаю, сколько в ней собственных черт Елены Петровой, – чрезвычайно дурно воспитанная девица со склонностью к немотивированной коммуникативной агрессии (т. е. грубиянка). Например, придя к гномам с поручением, она ведет себя, как свидетель Иеговы, с ходу норовя пролезть в дом, на пороге грубит хозяину и требует от него приглашения войти. При этом свою бесцеремонность она выдает за добродушный юмор. Думается, словесная агрессия – это результат натаскивания героини (и автора?), московского менеджера, заносчивого офисного планктона, на каких-нибудь курсах активных продаж, где обязательно есть «агрессивная стратегия продаж с тренировкой вербальных навыков по степени агрессивности»©. Эта метода очень легко ложится на естественную форму подросткового поведения.Фантастично, что с таким убогим репертуаром навыков общения Лейна не терпит коммуникативных неудач. Снова нереальные, специально сконструированные ситуации: никто не ответил на ее хамство так, как она этого заслуживала (а весьма часто девица напрашивается на банальную порку; к тому же в придуманном Петровой мире, где женщина – безгласное существо, при достоверном развитии событий с ней обошлись бы, как талибан с афганками), ни одна ситуация не осложнилась из-за ее невежливости, как это, несомненно, произошло бы вне воспаленной фантазии авторши. Итого: главная героиня повести – бестактный, склонный самоутвержаться за счет унижения других подросток, утомляющий невзыскательными шуточками, хвастовством и неадекватным поведением. Ее мужчины – бесцветные тряпки. Сюжет детски прямолинеен (Элли с Тотошкой идут в Изумрудный город, чтобы вернуться домой, роль Льва исполняет демон-конь). События беспричинны, мир недостоверен. Интересные моменты утоплены в словонедержании. Невкусный язык, тяжелый слог, речевые ошибки. Неизлечимо.Читать стоит... хотела сказать «детям пубертатного периода», но им как раз опасно – еще примут наглую героиньку за образец поведения. Пусть лучше находят идеальных героев у Дюма, Жюль-Верна… и их современных последователей. Так что не читать никому, только корректору за отдельные деньги. И кем считают читателей, продавая им это как художественное произведение?..

Волжский
Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 4 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484074