Владимир Лещенко. Идущие сквозь миры: роман. – СПб.:Крылов, 2007. – 603 с. – (Мужской клуб. Историческая альтернатива). Алла Гореликова. Корона: дилогия. – СПб.: Крылов, 2006. – 568 с. – (Мужской клуб. Историческая авантюра).

Благодаря рекламе, прайсам и собственному невежеству в начале года меня засыпало фантастикой от издательства «Крылов». Помня, что «Крылов» как-то издал очень даже оригинальную и экзотичную фэнтези, понадеялась, что похожие штучки составят тут хотя бы б?льший процент, чем среди массированной атаки московских монстров. Но… закон Старджона неотменим. На самоуверенную голову свалилась лавина анахронично-историчных «рыцарей из ниоткуда» серии «Мужской клуб» (скажем, Разумовского, Шидловского, Витковского), сочинённых для разных аудиторий, с разной степенью таланта, ума, оригинальности и уважения к своим читателям, но сделанных по одному навязшему сценарию «Поскользнулся, упал, очнулся – ...надцатый век. И заверте...».

Однако и в этом клане Сварожьих клонов я выцепила парочку понравившегося (ну, всеядная я): «Идущие сквозь миры» Вл. Лещенко (бывшего редактора «Звездной дороги», который нечаянно шокировал меня названием фэнтезюхи «Торнан-варвар и жезл Тиамат» – скользкий юмор дойдет до того, кто читал сетевые публикации слэшера Tiamat) и «Корону» А. Гореликовой. Я определила их как образцы фантастики серии «Мужской клуб» и её лучшие произведения.

Совершенно изумительное чувство испытываешь, когда понимаешь, что «Идущие сквозь миры» – не тридцать третий том хроники о героях, которые в детальнейших подробностях описаны в предыдущих тридцати двух, а первая и единственная. Дело в том, что автор смело (по нынешним сериальным временам) бросает читателя прямо in media res, для начала – в середину пиратского рейда. С полным доверием к уму и компетентности читателя он не утруждается предварительно обставлять мир, описывать ситуации, представлять своих героев, а сразу переходит к бою: драккары атакуют парусник с диковинным экипажем, в ответ получают дозу парализатора, и викинги всем составом переселяются в трюмы анахроничных корабликов в качестве рабов – всё быстро, кратко, чуть обозначая роли действующих лиц и технологию абордажа. И только страниц через пятьдесят, после возвращения внеисторических пиратов на базу, Лещенко начинает объяснять, и достаточно внятно, кто такие его герои, что за корабли и по каким морям они водят.

После такого начала я простила даже «коллиматор», напечатанный с «а».

Одинокий островок выдернутых из своих миров людей, затерянный на необитаемой планете, уже представляет собой интересный объект для литературы: как отлажены социальные связи, как база управляется, каковы психологический климат и взаимоотношения между сильными личностями из фантастически разных исторических эпох и мироустройств (а там помимо пленников и торговцев есть хозяева, есть маги – вообще уже не совсем люди). К слову, в романах Вл. Санина про полярников или альпинистов личные отношения внутри маленьких групп в экстремальных условиях существеннее интересней аварий и геройских антарктических будней. Наш автор на этих моментах подробно не останавливается, но по тем обрывкам, которые он сообщает – вскользь и исключительно к месту действия, а не просто так, – он вполне осведомлён о деталях жизни вневременных торговцев-пиратов, об их законах, об их прошлом и предлагаемом заслуженном отдыхе. Даже боевые приключения торговцев-пиратов в разных параллельных мирах не главный сюжет романа, а красочный задник для странствий главных героев.

Никто из них не оставил на родной Земле верную Пенелопу, но они зачем-то совершают рискованный побег от своих хозяев через магические межмировые порталы. На побег героев толкает разве что природное вольнолюбие и непокорство – других серьёзных оснований, кроме пугающего пиратского фольклора, видимо, автору не придумалось, но непоседливость прирожденных авантюристов – уже достаточно убедительный мотив.

Заранее сыгранная и нарочно отобранная компания, разжившись волшебным камнем, ныряет в череду параллельных Земель: пустынных, феодальных, технологичных, с альтернативной историей и не менее альтернативной географией. На этой дороге бывшие пираты подбирают попутчиков, обрастая эмигрантами из разных миров. Внимание, которое автор в равной мере уделяет «приключениям тела» и общественным нравам очередного необычного социума, логичность самых странных альтернативных историй заставили меня вспомнить андерсоновский «Патруль времени» – такие же лихие эксперименты с историей, приправленные психологической достоверностью образов.

Написаны эти странствия в быстром темпе, легко и уверенно, короткими сценами, всякий раз начинаясь с середины действия, а потом возвращаясь к прошедшему и объясняя цепочку событий. Автор постоянно передаёт право голоса то одному, то другому из команды беглецов, предпочитая Василия Кирпичникова из нашего мира и бывшую сотрудницу тайной полиции с оч-чень альтернативной Земли Мидару Акар. Приёмчики работают безотказно и держат внимание до самого конца романа.

У меня вызвало недовольство, пожалуй, лишь слишком краткое расстояние между любвями капитана Мидары. Не вполне могу поверить: крутая до невозможности, жёсткая и жестокая, амазонка-мужененавистница переживает влюблённость в местного аристократа, почти собирается замуж (куда при этом её любовницу девать, ни автор, ни героиня не задумались), но – с треском, с боем – покидает мир… и тут же, на следующей странице, выходит замуж за рыбака из следующего «отражения». Чересчур уж быстро для того характера и судьбы, которой наградил Лещенко свою героиню!

На мой взгляд, продолжить «Идущих сквозь миры» напрямую невозможно: команда распалась, найдя приют в разных мирах, сюжет возвращения домой, и так-то не слишком убедительный, исчерпан, текст плотно закольцован. Зато из «Идущих…» легко можно вырастить боковые ветви: роман выглядит конспектом многотомнейшего сериала – больно о многих приключениях межмировых пиратов говорится только мельком. Я бы с удовольствием прочитала про то, что там случилось с ними в Атлантиде и как был убит один из последних её царей, о путешествиях экс-троглодита капитана Ятэр-Ятэра, просила бы поподробнее остановиться на историях князя Голицына-Кахуны, Мустафы Селимовича Пустошного, подружки вице-командора Мидары, хотела бы услышать историю любви Василия и капитана Иветты…

Что делает совершенно женская вещичка Аллы Гореликовой «Корона» в «Мужском клубе», для меня останется загадкой навсегда. «Крылов» издал в одном томе две части, видимо, всё ещё сочиняющегося фэнтезийного романа: «Корунд и саламандра» и «Серебряный волк».

Типичен фэнтезийный средневековый мир, населённый злыми и добрыми королями, гномами, монахами, степняками, типичны отсылки к земным историческим реалиям, типичен сюжет – исполнение пророчества ради спасения мира. Приятным отличием служит вложенная композиция романа: о важных событиях предшествующей истории повествует молодой монашек, обладающий даром психометрии – это когда при прикосновении к предмету можно узнать прошлое вещи. Потому и перебирает монашек брошку с корундом, вышитый кошелёк, медальон с серебряным волком, вот и бросает его от придворной дамы к королевскому хронисту, от замков в подземелья гномов, от коронного порта в южные степи номадов, от короля Анри к его внуку Леке-Валерию и побратиму Серому-Сергею. Такая композиция дала автору возможность нанизывать яркие бусины памяти вещей на серую нитку монастырских буден, играть этими контрастами и заставлять читателя сомневаться в том, что важнее в романе – прошлое или настоящее. Хотя по объёму отведённого текста ретроспектива преобладает, но монашек-рассказчик упорно оказывается не только волшебным зрением и голосом прошлого: у него образуется собственная жизнь и своя история, которая развивается параллельно открытию исторической правды о Смуте в Таргале.

Роман хорошо заселён: кроме монашка и его собратьев, в нём три поколения персонажей, среди которых есть и подлецы, и герои, и прекрасные дамы, и грозные правители – есть кого выбрать, чтобы посочувствовать и понегодовать. Подлецов, правда, меньше, и они слабее обрисованы. По этому, да и по другим ощущениям мне показалось, что книга, скорее, написана для подростков, чем для старшего поколения. Действительно: нет красивого и привлекательного Зла, нет сцен, вызывающих отвращение (в отличие, замечу, от имморалистских и жестоких «Идущих…»), зато есть возвышенный героизм, самопожертвование ради друзей, есть история взросления двух подростков, принца и его побратима, есть их студенческая юность, обременённая шпионажем, есть третий, вроде бы даже главный герой – принц Таргалы, со своим характером и проблемами с отцом, есть несправедливость, вылившая в напряженную сцену на эшафоте. Сама история замирения с гномами, о которой твердит монашек-рассказчик как о главной своей цели, теряет значительность в художественных отступлениях, описывающих незаконную любовь знатной панночки и гвардейца, проклятье гномов, мальчишечьи ссоры, со временем переросшие в измену, пограничную службу, женскую судьбу королевы-ведьмы и её падчерицы и прочие фэнтезийно-авантюрные навороты…

Известная питерская Dumas-m?re от фантастики, полагаю, развела бы те же самые события и переживания на весомые 4-5 томов, молодая писательница ограничилась пятью сотнями страниц. И самоограничение не пошло роману на пользу. Собственно, это моя главная претензия: нет размаха, блеска, раздолья.

Книга сделана очень старательно, характеры героев обрисованы дотошно и аргументировано, прослежены несколько сюжетных линий (что уже поднимает «Корону» над уровнем длинных повестей про одного-разъединственного Героя и переводит её в жанр романа не только по объёму), композиция сложная, но слаженная. В сюжетные повороты входит плавно, без тряски и ухабов, пророчества, предания, воспоминания и прочие рессоры заранее подготавливают к ним читателя, заголовки главок автоматически переключают восприятие с прошлого на настоящее… Вот и нет неожиданностей для читателей, и нет спонтанности, нет чувства свободы самого автора. Слишком жёстко она управляет своим литературным миром и собой, не даёт воли ни героям, ни собственным порывам. Подобно герою-рассказчику, смиренному Анже, послушнику монастыря Софии Предстоящей, что в Корварене, она ограничивает себя, находя какое-то удовольствие в несвободе авторского произвола… Всё крепко, основательно, всё психологически сцеплено между собой – замечательно закономерно! (присутствует и логика характера монашка-рассказчика – ведь не может молодой экстрасенс, пропустив через себя все чувства легендарных героев трёхсотлетней давности, остаться тем же пугливым и безропотным послушником), но до шедевра не хватает авторской самоуверенности, убеждённости самого автора, что всё правильно, ничего не убавить, ни прибавить, всё сказано и именно так, как было на самом деле. Поэтому, может быть, «Корона» получается какой-то бледноватой. Мне в романе было мало эмоциональных потрясений.

К сожалению, оба романа, занимательные по сюжету, интересные по построению, насыщенные событиями и образами героев, не отмечены оригинальностью слога: и в том, и в другом романе разные персонажи говорят хорошим, грамотным, но почти одинаковым языком. Лещенко пытается быть оригинальным в речевых характеристиках, но именно пытается. Впрочем, сказовая манера, имитация особого стиля речи героя во всей социальной и художественной полноте – это уже высший писательский пилотаж, так что не поставлю излишне гладкий слог в вину авторам.

Что ж… Шедевров не дождалась, получила удовольствие от стремительной интриги и от положительных героев (но не от словесных красот!), запомнила имена обещающих фантастов. Потраченного времени не жаль: качественное чтиво.

Г. Смиренская, № 40 (№3, 2008г.)

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 12 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484205