Крапивин В.П. Колесо Перепёлкина. – М.: Изд-во ООО «АСТ», Изд-во ООО «Астрель»; Донецк: Изд-во Сталкер. ISBN 5-17-020101-Х, 5-271-07128-6, 966-696-172-5. Тираж 8000 экз. Формат: 84x108/32 368 стр. (Серия: Любимое чтение)

 

Сложно бывает порой определить жанр произведения. Вот одна из последних повестей Владислава Крапивина. «Колесо Перепёлкина». Что это? «Современная школьная сказочная повесть», как объявлено в издательской аннотации? Или все же «мгновенный слепок» нашей жизни, подмеченный наблюдательным, взыскательным и любящим взглядом? Жизни реальной – в которой, однако, всегда есть место Чуду, причем Чуду, традиционно для Владислава Петровича создаваемому «своими руками»…

Судить об этом, конечно читателю. А его, вполне возможно (и независимо от «паспортного возраста»), не будут интересовать жанр,  «приемы авторского самовыражения», и прочее, и прочее и прочее. Ибо переместится этот  читатель в город  Одинцов и мгновенно сроднится с героем. С маленьким Человеком, открытым и жизнерадостным. С Личностью, которой обостренное чувство  собственного достоинства не позволяет тупо следовать правилам, придумываемым из-за чрезмерного стремления некоторых персонажей к «равновесию порядка». И проблемы Васи Перепёлкина станут его, читателя, проблемами, радости – его радостями, а открытия – его открытиями…

Пожалуй, главная идея этой книги – возникающее «созвучие», «кувыркающаяся в груди» и «смешанная со счастливым удивлением» радость от обретения Друга. И не важно, что поначалу этим другом оказывается обыкновенное «маленькое колесо, размером чуть крупнее тарелки от супа… с тонкой пыльной шиной, с грязными спицами и облупленным ободом». Единственный «сказочный персонаж» в данной истории. Фантастический – и абсолютно реальный. Радующийся и обижающийся. Выручающий Перепёлкина из различных неприятных историй. Помогающий найти новых друзей («что удивительного, если трем хорошим людям интересно друг с другом – бывает, что разный возраст при этом ни чуточки не мешает»). Открывающий мир, в котором «переулок называется Барашковым только с вечера до полудня, а днем он Овечкин», в котором так легко перемещаться во времени и в пространстве… 

«- Колесо... ты все понимаешь и ты разговариваешь. Значит ты... живое?

- Ну, не з-знаю... Наверно, все вещи живые, потому что понимают и разговаривают...

- А почему тогда люди их не слышат?

- Потому что вещи разговаривают не голосами, а мыслями. Вернее, они излучают незаметные волны, вроде как радио. Но у этих волн не такая длина, как у человеческих мыслей. Только очень редко это длина совпадает. И тогда получается такое... созвучие...

- У нас с тобой созвучие? — догадался Вася.

- Да... У вещей между собой созвучие бывает часто, а между вещами и людьми очень редко.

- Нам повезло.

- Очень повезло...»

Наверное, каждый найдет в этой истории свои «кульминационные моменты». У меня их было два. Когда Колесо решает расстаться с Перепёлкиным и  история их дружбы подходит к концу («Ты скоро вырастешь… Мне тоже невесело. Но надо думать и о работе. Каждое колесо должно вертеться, пока в силах, а у тебя я вертеться скоро не смогу... И буду как ноль без палочки»). И когда мальчишка оказывается на краю пропасти (и в прямом, и в переносном смысле): «Зачем так мучиться, двигаться по карнизу, когда ноги гудят от усталости, а там, за поворотом, все равно  н и ч е г о   х о р о ш е г о... Не проще ли наклониться чуть-чуть?». Очень «крапивинский момент»,  только вместо «всадников» на помощь придет вернувшееся Колесо… «Тебя разве можно оставить без присмотра?»…

Словом, «Колесо Перепелкина» - захватывающая, светлая, веселая и жизнеутверждающая книга. Не без грустинки – но ведь без этого нельзя. Написанная отличным языком, с множеством разбросанных по тексту «изюминок». С необычными образами… 

Взять  хотя бы уже «Всемирное Пространство Колес» – ВПК (легко заметить, кстати, очевидную иронию в адрес «поклонников творчества писателя, нередко использующих эту аббревиатуру). Пространство, в котором  собраны колеса, управляющие «всем-всем на свете, во всех галактиках и мирах… и каждой судьбой» (включая Колесо Истории и Колесо Фортуны).

Или «старинный динамик из толстой черной бумаги в форме очень плоского конуса».

«- Имя у него такое — «Гуревич». Он сам его себе присвоил...

- Почему?

- Ну почему, почему... Кому охота жить без имени? … А на городском радио был диктор Гуревич. Ну и вот...»

А чего стоит «зловредный мыш-коротыш»,  «крохотный, пузатый, обросший черной щетинкой человечек», который «заводится в человеке, когда тому плохо, и толкает… ну сам знаешь, куда»!

И еще. Опять найдутся деятели, которые уцепятся за образы бездарной учительницы и «упорядоченного» завуча Валерьяна Валерьяновича, лишившегося, в конце концов, педагогического авторитета и возглавившего «концертную самодеятельность в клубе фабрики канцелярских скрепок». Но тем, кто попытается доказать, что «Владислав Крапивин традиционно противопоставляет взрослых – детям»,  «Колесо Перепёлкина» позволит дать достойнейший «отлуп». На примере таких героев как Перепёлкины-старшие, учительница Полина Аркадьевна, старый моряк Акимыч, художник Филипп, да и многих других «второстепенных» персонажей, о которых Владислав Петрович говорит с большой любовью, находя для каждого – особую «теплую» черточку. Как бы подчеркивая – мир стоит на этих людях.  А всякая нечисть, по большому счету, не стоит внимания. Ибо все равно проиграет.

Юлия Налбандян, №31

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 47 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484250