Крапивин В.П. Прохождение Венеры по диску Солнца: фантастические романы. – М.: Эксмо, 2005. – 480 с. - Тир. 8100 экз.

Когда-то книги Владислава Петровича Крапивина было невозможно найти в книжных магазинах, а в библиотеках за ними выстраивались длинные очереди. Сегодня сочинений писателя немало на книжных полках, но, в основном, это переиздания. И потому новые романы, вышедшие в серии «Русская фантастика» («Эксмо»), стали настоящим подарком  как поклонникам творчества признанного классика, так и всем любителям качественной литературы.

Каждый из нас бывал в ситуации, когда в делах наступил полный разлад. Не каждый, но многие переживали предательство «друзей», подставу со стороны коллег, а порой и реальные угрозы от «крутых ребят». И сколько раз мы сокрушались – «с какой стати все эти подлые события – на меня?!», сколько раз так или иначе задумывались – «где же ты, мой ангел хранитель?…». Задумывались – и только. А герою первого из романов,          давшего название книге, повезло – ангел пришел-таки ему на помощь. Не персональный защитник – «командированный» Хранитель из Полей, «с волосами пыльно-соломенного цвета, давно не стриженными и растрепанными». Двенадцатилетний мальчишка, вооруженный десятком жизней-защит, чувством ответственности за «подопечного» и скрывающий тоску по своей прежней жизни – до падения с велосипеда в овраг, до ухода в Поля…

В принципе, не такой уж необычный ход. Но дальше начинается именно «крапивинское».

Потому что проблемы, возникающие между «деловыми» и не слишком деловыми людьми, оказывается проще решить их юным ангелам-хранителям («два пацана скорее договорятся, потому что в мозгах не всякие дивиденды и прибыли, а еще кое-что человеческое»).

Потому что хранители, как выясняется,  должны заботиться о том, чтобы опекаемый «хоть маленько оставался человеком».

Потому что чудеса совершаются – людьми и для людей, и это оказывается не таким уж сложным делом.

Потому что беспокойство о себе и своей судьбе сменяется у взрослого героя другой тревогой, когда все становится неважно – «кроме режущей жалости к мальчику Вовке Тарасову, у которого, кажется, что-то скручивалось и ломалось в душе»

Потому что выполнивший свою задачу, лишившийся всех защит, уже возвращающийся в Поля мальчишка-Хранитель «рванет обратно с полпути», чтобы закрыть взрослого героя собой от случайной пули – а тот, придя в себя, скажет самое главное: «Если он жив… и если ТАМ ему без энергии будет тяжело… оставьте его ЗДЕСЬ...»  Скажет, не испугавшись возникающих бюрократических проблем из-за «беспризорного, невесть откуда взявшегося мальчишки»  и согласившись «пожертвовать частью своей жизни, чтобы соблюсти межпространственный баланс»…

И потому что «если ты про кого-то придумал…будто они живые…значит, они есть на самом деле».

Главные действующие лица второго романа, «Топот шахматных лошадок»  – обыкновенные мальчишки и девчонки, которые как должное воспринимают уют и спокойствие Институтских дворов, где на каждого смотрят как на приятеля и реагируют на чужую боль как на свою (даже если «беззвучно плачет» маленький лягушонок из близлежащего болота). Здесь спокойно реагируют на то, что прилетающие неизвестно откуда игрушечные аэропланчики превращаются к середине лета в стрекоз,  не пытаются объяснить, почему красный мячик Пома без проблем влетает внутрь запаянного памятника Пространственному Абсолюту, и не удивляются тому, что бассейн иногда превращается в маленькое море с рыбешками и морскими ежиками. А главное – где-то здесь вращается Колесо-Стабилизатор, удерживая конфигурацию Институтских дворов. И присматривают за ним одноглазый домовой Лихо Тихоныч и «низенький круглый дядя с обширной лысиной и похожим на круглый пирожок носом», профессор Рекордарский.

Но и сюда, в этот оазис Добра и Понимания, вторгается реальная жизнь, с жесткими социальными конфликтами,  с болью и кровью. И возникает желание  изменить Гироскопом «кольцевую область стимуляции позитивных энергий», увеличив запас добра вокруг. Но, увы, «никакие конфигурации не рождают внутри себя ни добра, ни зла… они могут лишь усиливать ту энергию, те эмоции и ощущения, которые оказались в пределах их контура». Да и неизвестно, «как поведут себя люди в мире насильно выращенных конфигураций».

Тупик? Нет. Потому что мальчик-пташка пренебрежет правилом «всех незнакомых людей не спасешь», пространство Кристалла начнет постепенно впитывать Добро, а деревянные лошадки, упрямо собираемые одним из юных героев, помогут поддержать вечное движение Гироскопа…

Как часто бывает, в книгах В.П.Крапивина каждый читатель найдет что-то свое. «Негорящую рукопись» рассказа, написанного героем «Прохождения Венеры…». Традиционно тесное переплетение ностальгических мотивов и фантастических идей. Реалии конца XX и начала XXI веков, киднеппинг и спецназ, размышления о религии и вере, неожиданные повороты и непредсказуемые развязки. Знакомых героев, знакомую тоскливую напряженность и знакомые идеи. Рассуждения о добре и безрассудное следование законам чести. Остроумные диалоги, мягкую иронию и живой язык, когда минимумом слов (правда,  чрезвычайно выверенных и точных) автору удается не просто описать – оживить окружающий мир. Но все же самая сильная сторона новых романов – несгибаемая  вера автора в «человеческое» начало, в то, что прозвучало в диалоге одного из мальчишек и профессора Рекордарского:

«- Любите друг друга… Но как сделать, чтобы любили ВСЕ?

- Не знаю… Может быть, силой примера? Примером той дружбы, что у вас…»

Новые романы Владислава Крапивина, пожалуй, не стоит брать в руки тем, кто боится «неопределенности, неизвестности, каких-то событий, которые перевернут все вверх тормашками». Тем, кто не готов рисковать – даже не собой, а хотя бы своим благополучием – ради другого человека. Тем, кто не верит в чудеса и кто не смог сохранить воспоминаний детства. По большому счету, этим «серьезным людям» можно только посочувствовать. А позавидовать – тем,  у кого встреча с Книгой еще впереди.

Юлия Налбандян, №31

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 9 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484375