Колупаев, В.Д. Сократ Сибирских Афин: (фантастическая пародия) – Томск: Изд-во ТПУ, 2007 – 612 с.: ил.

Не читал Колупаева пятнадцать лет… А «Качели Отшельника» (1972) не забыл!.. Замечательная повесть о возможности «управления временем» выстроена так, что невозможно было оторваться! Эта же 600-страничная книга Виктора Дмитриевича совсем другого плана… После некоего «озарения» у писателя поменялась манера изложения, занимательность и «приключенчество» отошли на …тый план, на первый выступило «любомудрие»… Так что нынешним молодым «любителям фантастики» последний роман писателя, скончавшегося семь лет назад, даже не стоит и в руки брать. Немолодым и неглупым тоже надо постараться «вчитаться», потому что чтение всё же «затянутой» книги может захватить совсем не «экшном», удовольствие возможно получить от неторопливых совместных размышлений – обо всем на свете!.. Пример: «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, а несуществующих, что они не существуют». Компрене ву?..

Только не надо относиться к книге и как к «философскому» труду, не зря же в ее подзаголовке указано: «пародия». Колупаев в предуведомлении просит прощения у философов «за то, что в этом романе не только использовал их мысли и идеи, но и всячески их исказил и переврал»! Один из философов – родоначальник диалектики, босой пожилой человек с «несуразным» лицом, приятным «несомненным умом», появляется уже на первой странице повествования. Это Сократ, просвещающий человека в кроссовках: «Все проблемы неразрешимы»… На заявление: «Я просто хочу знать, что такое Пространство, Время, Жизнь, Смерть, Бог», он просто отвечает: «Глобальный же ты человек!»

И вот «глобальный человек» с Сократом ходят по «Сибирским Афинам», встречаются с «сибирскими эллинами», рассуждают о том-о сем, попадают в безумные ситуации… Кого тут только нет – все-все-все! Ареопаг! Сплошь «авторитеты», как древние, так и современные. Перемешаны эпохи, спутаны времена… Вот «новый сибирский эллин» в красном пиджаке, обменивающий Время на Время, а вот «многоумный» «исторический и диалектический материалист Межеумович», заявляющий: «Все не так»…

Псевдофилософские диалоги занимают основной объем книги («Их хлебом не корми, только дай порассуждать»). Иногда беседы на симпосие (когда «налито и выпито») очень интересны: «Воистину, мудрейший Фалес, над каждым из твоих ответов можно размышлять целую вечность. – Точно так же, как и над твоими вопросами, Сократ».

 «Что материализм и идеализм? Что наука и философия?.. Что все эти и дру-гие худосочные изобретения человеческого разума по сравнению с убежде-нием в единстве сущего, в божественности Мира, Души и Вечности?!» Тем не менее, «разговоры» по настоящему «философичны», то есть отмечены «любовью к мудрости». Пифагор в романе заявляет: «Мое учение – это любо-мудрие, а не мудрость»…

Зарисовки «сибирской» жизни (шулера, олигархи, наперсточники) – сатиричны, не более. В толстой книге нашлось место воспоминаниям: «Помните времена правления Первого Секретаря Самой Передовой в мире партии, …времена мужественной борьбы с винопитием…» Винопитию, кстати, в романе уделено немало места. «Действие вина все заметнее и благотворнее сказывалось на моей мыслительной способности» – это «глобального» человека высказывание. Полностью согласен с таким: «Вино возбуждает дурные страсти только у дурных»!

Досталось от Колупаева демократии: «Перестройка закончилась безудержной демократией: все разрушили, а теперь думают, стоит ли все восстанавливать? Получится еще хуже»… Проскользнуло в диалогах и такое: «Большинство всегда право!», «Большинство – зло» или «Раз человек, значит, все равно обманешь»…

О чем только не рассуждают в романе: о дельфинах, огородниках, блудницах, множествах Кантора, апориях Зенона… «Никто не помешает поболтать друг с другом, пока есть время». О Времени тоже рассуждают (время – деньги, Время – все). Вот Пифагорово: «Время есть шар объемлющего мир дыхания»! Время – это Время!!!

Высокое и низкое в романе рядом; сев на скамью с овальными отверстиями, «глобальный» – «молчал, тужась над созданием умных мыслей, вздорные и ненужные пуская по ветру»… Еще сценка: «Жрать будете? – вежливо спросила официантка» (а знала ведь – «философия до добра не доведет»).

Весь этот «своего рода веселый бред» (как написано в аннотации) – «понять сможешь только ты сам» (так написано в романе). Последние страницы книги – «откровение» от Колупаева… «Наградили Сократа смертью» и «c облегчением переложили ответственность на кого-то другого»… «Все в Сибирских Афинах пошло хорошо и еще лучше». Какие уж тайны Пространства, Времени, Любви, Счастья, Жизни и Смерти…

Ан нет, на самых последних страницах опять вместе Сократ, Протагор, Платон, Каллипига, Межеумович… Обсуждают проблему добродетели, переходя от поэзии к прозе, философии, политике, богам и еще выше…

Жизнь продолжается!

P.S. Жаль, что в замечательно оформленной книге уже на седьмой странице несколько «очепяток»…

В. Окулов, №38 (№3 2008г.)

Joomlart

Сейчас на сайте

Сейчас 13 гостей онлайн

Статистика

Пользователи : 3
Статьи : 306
Просмотры материалов : 484417